Жизнь > Н.Галушин: Замыкаться самим в себе – вот самый страшный сценарий
4577 show

добавлено 28.05.2018 13:40
автор korins.ru

Российская национальная перестраховочная компания (РНПК) готовит революционный шаг – централизованный выход на международные рынки и подводит первые сравниваемые итоги своей деятельности. О том, какие шаги готовится сделать компания, в интервью порталу Коринс.ру рассказал президент РНПК Николай Галушин.

- Николай Владимирович, мы наблюдаем за тем, как усиливается санкционное бремя, а вы стоите в самом его эпицентре. Есть ли план на самый негативный сценарий - дополнительное жесткое усиление санкционного режима. Какой сценарий самый страшный для РФ, с Вашей точки зрения?

- Я не верю в жесткое усиление санкционного режима. Замыкаться самим в себе – вот самый страшный сценарий, на мой взгляд.

-Вы анонсировали выход на зарубежные рынки. Ранее РНПК объявляла конкурс на выбор подрядчика по передаче рисков в перестрахование за рубеж. Затем этот конкурс был отменен. Уточните, пожалуйста, с чем связано решение по отмене конкурса? Что не устроило в подрядчике?

- РНПК в конце 2017 объявила открытый конкурс по выбору перестраховочного брокера для размещения перестраховочной программы РНПК. Конкурс состоялся, и перестраховочный брокер был выбран. Победителем стала компания Willis, предложившая наименьшую цену брокерской комиссии и наименьший ожидаемый размер перестраховочной премии за программу перестрахования, которую мы хотели разместить на международном рынке. Отмена конкурса произошла спустя несколько месяцев, потому что, несмотря на усилия брокера и наших сотрудников, получить от перестраховочных рынков желаемую цену перестрахования нам не удалось – мировые перестраховочные компании достаточно консервативно отнеслись к нашему запросу, что связано, на мой взгляд, с первой попыткой организации подобной защиты с нашей стороны, и мы получили цену перестрахования, которая значительно превышала наши ожидания. В итоге мы приняли решение не приобретать перестраховочную программу за предложенную рынками цену. Никаких претензий к работе перестраховочного брокера у нас нет. Поскольку договор перестрахования не был заключен, никакие расходы брокера с нашей стороны не были компенсированы – это стандартная практика рынка.

- Сохраняется ли принципиальная готовность передавать риски в перестрахование за рубеж?

- Да. Исключение – весь санкционный портфель РНПК ни в какое перестрахование передаваться не будет, он полностью находится на собственном удержании компании. Передавать остальной российский бизнес в перестрахование в российские компании – это не снимать проблему, а создавать ее в большем размере: мы приняли риски в перестрахование от российских компаний и им же передали в перестрахование. А в чем тогда смысл операции? И какова будет нагрузка на компании при наступлении крупного или катастрофического убытка? Весь убыток всем своим бременем ляжет на российские же компании, что может привести к тяжелым финансовым последствиям для отрасли. 

- Будет ли объявлен новый конкурс? Какие основные условия и требования к подрядчику?

- Да, будет новый конкурс, потому что специфика портфеля РНПК выдвигает требования по управлению страховыми рисками по причине подверженности портфеля факторам концентрации и влияния возможных катастрофических событий. Как и в отношении предмета первого конкурса, так и при проведении нового конкурса, предметом договора перестрахования будет являться весь портфель рисков РНПК, за исключением санкционных рисков. Конкурс также будет проведен в открытом формате. Страховой брокер должен обладать опытом организации перестраховочных программ и должен предложить наименьшую стоимость своих услуг за организацию подобной перестраховочной программы, соответствующей требованиям РНПК.

- В какие страны будут передаваться риски?

- Основная часть программы (мы в идеале хотели бы видеть 80%) должна быть размещена среди перестраховщиков на рынках тех стран, которые не поддерживают режим антироссийских санкций. В первую очередь это страны ЕАЭС, БРИКС, страны Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, АТР. Именно на этих рынках РНПК планирует развивать и свое присутствие по перестрахованию рисков национальных игроков, обеспечивая тем самым приток денег в страны и балансируя портфель рисков.

- Какой объём рисков готовы передавать?

- Мы не передаем риски в факультативное перестрахование, а собираемся приобретать облигаторную перестраховочную программу, которая будет размещена в перестрахование сверх собственного удержания РНПК на непропорциональной базе.

- Какая возможность по дополнительной защите предоставляется? Насколько вырастет емкость? И чему она сейчас равна на внутреннем рынке?

- В настоящее время РНПК не может в полной мере принимать на себя 10% от всех передаваемых в перестрахование рисков, что связано с размером капитала компании (каким бы большим он в настоящее время ни был) и с расчетной величиной собственного удержания компании. Сейчас эта величина 2,5 млрд. руб. Приобретение перестраховочной программы позволит РНПК подписывать доли 10% по всем размещаемым в перестрахование договорам, что увеличит размер перестраховочной премии, оставляемый в России. Мы предполагаем купить перестраховочную программу с лимитом 12,5 млрд. руб. сверх собственного удержания компании. То есть общая емкость программы будет составлять 15 млрд. руб.

- Возникнет ли конкуренция при таком раскладе со страховщиками российского рынка, в чем она будет выражаться?

- РНПК не является конкурентом российским страховщикам, потому что по закону мы обладаем только лицензией на перестрахование. Просто и дальше будет меняться география перестрахования в России – более существенные объемы (большая доля) премий будут оставаться в России. Сегодня основным рынком перестрахования российских рисков является международный рынок. Поэтому российские компании не получают существенных объемов при размещении российских же рисков в перестрахование. Непропорциональная перестраховочная защита РНПК позволит, с одной стороны, увеличить емкость и размер премии, оставляемый в России, а с другой стороны, передавать в международное перестрахование несравнимо меньшие объемы перестраховочной (ретроцессионной) премии.

- В чем плюсы и минусы для рынка в такой модели? Почему ряд страховщиков против?

- Минусов для РНПК я не вижу. Предположу, что ряд компаний не хотел бы усиления роли РНПК на рынке. Для РНПК покупка перестрахования дает плюсы – это прежде всего защита капитала компании (и, как следствие, интересов акционера) от влияния крупных и катастрофических убытков.

- Повысится ли прозрачность в связи с этим с точки зрения уменьшения схемного бизнеса?

- Схемного бизнеса в перестраховании мы практически не видели уже в 2017 году. Косвенно на это повлияло само появление РНПК. При «схематозе» нести дополнительные обременения в виде 10% цессии в РНПК мало кто хочет. 

- Представители ЦБ говорили, что рынок стал прозрачнее, часть схем ушла, оцените, пожалуйста, в объемах этот показатель - сколько уже ушло, сколько уйдёт?

- Перестрахование в основном используется для имущественных видов страхования. В прошлом году имущественные виды страхования показали практически нулевой рост, если учитывать усиление национальной валюты, а вот перестраховочные премии снизились. Говорить впрямую, что это схемы ушли – неправильно. Как и сказать, какой объем схем был на рынке до прихода РНПК. Но то, что РНПК пропускает через свои руки весь исходящий перестраховочный бизнес в Росси, привело к тому, что рынок перестрахования стал прозрачным. 

- Как сейчас строится сотрудничество с приемом рисков из-за рубежа? Из каких стран? Какие перспективы в среднесрочном и долгосрочном периоде?

- Мы молодая компания, которая пытается устанавливать связи с игроками тех рынков, которые заинтересованы в работе с Россией. Мы встречаемся с такими компаниями, участвуем в страховых конференциях, которые проводятся в этих странах, взаимодействуем со страховыми регуляторами, брокерами и т.д. У нас есть стратегия развития своего присутствия на международных рынках. Это рынки тех же стран, в которых мы планируем разместить свою перестраховочную программу. В соответствии с нашей стратегией, в 2021 году на международный входящий бизнес должно приходиться около 20% бизнеса компании или около 5 млрд руб. 

- Правильно ли мы понимаем, что РНПК в любом случае будет сотрудничать с международным топ-брокером при работе на международных рынках?

- Мы сотрудничаем с ведущими российскими и международными брокерами. Через них РНПК принимает участие в российском и международном входящем перестраховочном бизнесе. Размещать собственную перестраховочную программу мы будем через ту компанию, которая победит в новом конкурсе.

- Есть ли какие-либо риски утечки информации и т.д.?

- Если вопрос связан с санкционным бизнесом, то, как уже отмечалось, весь санкционный бизнес никуда передаваться не будет. Весь остальной бизнес в настоящее время и так в том или ином виде перестраховывается на международном рынке, что вполне обосновано и объективно в силу недостаточной капитализации национального страхового рынка РФ и незначительным совокупным собственным удержанием участников рынка.

- Нужны ли вообще брокеры?

- Перестраховочные брокеры необходимы для организации программ перестрахования. Брокер - это связующее звено между страховщиком и различными перестраховочными рынками, большим количеством перестраховочных компаний. Задача брокера состоит в организации участников договора, которые разделены между собой часовыми поясами, странами, языками и т.д. Брокер делает единую перестраховочную программу, в которой могут одновременно присутствовать несколько десятков перестраховочных компаний из различных частей света. Он отвечает за отсутствие «дырок» в покрытии – чтобы для всех участников условия были идентичны, а также за взаимодействие сторон при возникновении страховых случаев. Теоретически страховщик может сам проделать эту работу, но, не обладая офисами во всех странах, среди перестраховщиков которых будет размещена перестраховочная программа, сделать это быстро, качественно, с оптимальной ценой не представляется возможным. 

- Сколько компаний РФ сейчас работают с международными брокерами, что это за компании?

- Все российские компании, приобретающие перестраховочные программы, работают с международными брокерами. Или их российские брокеры тесно взаимодействуют с международными брокерами, размещая перестраховочные программы за рубежом.

- Какие основные тенденции на перестраховочном рынке?

- Рынок стабилен. Никаких существенных изменений не происходит. Даже серия природных катастроф лета прошлого года в США в целом не затронула мировой перестраховочный рынок. Были отдельные коррекции цен, особенно, в отношении перестрахования природных катастроф, но в целом рынок демонстрирует настолько жесткую конкуренцию при одновременно избыточной перестраховочной емкости, что мы не наблюдаем ухудшения показателей или тенденций к повсеместному повышению стоимости перестрахования в мире.

- Как сказались на нем новые санкции?

- Никак. В объемных показателях этого даже никто не заметил. В организационных, увы, заметили многие, потому что были вынуждены корректировать свои действия по участию в программах страхователей, попавших под санкции.

- Найдена ли защита для активов господина Дерипаски, есть ли достаточная емкость?

- Да, перестраховочная поддержка будет обеспечена внутри российского рынка.

- Есть ли уже статистика за первый квартал? Какие самые интересные тенденции на рынке?

-Мы можем сравнить себя с рынком, когда будет опубликована статистика ЦБ, пока есть только оторванные от рынка данные с результатами работы РНПК за первый квартал. Сравнения с рынком и общая динамика только после опубликования отчетности ЦБ. Мы практически в два раза выросли по размеру собранной премии, если сравнивать первый квартал 2018 года с первым кварталом 2017 года.

2
2

2
0